12:48 

Город проводил их сквозь свои кварталы, и вспоминал....

В неурочный для прогулок час, в час когда древний Город отдыхает от повседневной суеты своих обитателей, когда чутки его стены и камни в завитках кружев его переулков и улиц, по камням в памяти которых свежи воспоминания о 500 летней давности прогуливалась держась за руки молодая пара.. Парочка беззастенчиво рассматривала Город, а Горд в свою очередь приглядывался к Паре.. Что-то Городу в них нравилось.. в Нем он находил упертую стойкость способную соперничать с веками и стихиями так похожую на фундамент своих костелов, в Ней он увидел обыденную, и в то же время аристократическую красоту так похожую на австрийские фасады своих часовен.. как бы то ни было он чувствовал в них нечто близкое, нечто, что объединяло их двоих и нечто чем был пропитан он сам.
А они шли державшись за руки и говорили по очереди выслушивая друг друга. Он говорил о Любви, Она – о Смерти. Город слушал, стеля им под ноги гладкую брусчатку, и подсвечивая путь фонарями в кителях украшенных кованными вензелями. Город проводил их сквозь свои кварталы, и вспоминал....

Он был еще достаточно молод когда итальянец Микелини привез из далекого Крита большую партию вина, часть которого купил украинский купец. В доме купца Микелини увидел его дочь Пелагию и сразу влюбился. Чувство влюбленных было взаимным. Итальянец так увлекся девушкой, что решил остаться в Городе. Но к несчастью, именно в этом году, в Город пришла– чума, которая к тому времени скосила уже половину Европы. Пелагия заболела, надежды на выздоровление не было. Согласно строгому приказу, еще живых зачумленных отпевали в церкви и вывозили за город. Приближаться к больному было очень опастно, даже нотариусы писали предсмертные завещания под диктовку больных, стоя под их окнами на большом расстоянии. Но Микелини не бросил любимую, ухаживал за ней и как мог утешал. Зная, что контакт з обреченным человеком равносилен смерти, он мог уйти от своей любви, мог спасти свою жизнь. Но жизнь без нее не имела для него никакой цены. Вскоре Пелагия умерла, и ее как православную похоронили на кладбище церкви Благовещения. Через несколько дней умер и Микелини. Умирая, он, католик, просил похоронить его в костеле Святого Станислава. На обоих могилах итальянец просил поставить одинаковые памятники, на которых было выбито два сердца, связанных веткой лавра. А под ними позже были выгравирова¬ны слова львовского поэта Шимона Шимоновича: «Что любовь соединит, то и смерть не разлучит»...

Город вздохнул свежим ветерком и продолжал слушать.. А Пара как и прежде держась за руки продолжала свою неспешную прогулку, и свой неспешный разговор.. Он говорил о Любви, Она – о Смерти. Они были неразлучны, как и предметы их разговора..
Хотя уже давно нет во Львове ни церкви Благовещения, ни костела Святого Станислава…

Адресата уже нет, но подпись пусть останется прежней.

URL
   

Nothing personal just me

главная