Вечернее время. Все как всегда, те же стены и те же предметы вокруг, (черт! всегда «все как всегда!») легкий шум в ушах поначалу был просто не заметным.. пока не вошла Она.. точнее не вошла, а ворвалась как дано только Ей. и с первого мгновения окутала своими колючими и горячими объятьями, сдавливая, царапая, путаясь в его волосах Она зашептала своим хрустящим голосом фамильярности которыми привыкла приветствовать его, и к которым никак не мог привыкнуть он.

Да, так было не впервые… не впервые, но как всегда без обещаний когда-то уйти и с желанием остаться навсегда.

С приходом этой невыносимой стервы все в его голове путается и теряет четкость. Но деваться уже, пожалуй, некуда. И все снова стало как всегда: он скрестив ноги на стуле прислонился спиной к холодному бетону стены.. так спокойней.., с Ней ведь как со сворой диких собак, главное не дать себя окружить. От этой суки не спрячешься нигде только раз за разом будешь ударятся об острые края собственных мыслей. И она все равно заставит с собой считаться. Когда она приходит все кажется остроконечным и удушающим. Это все ее духи с отчетливым ароматом раздражения. Как же они бесят, сссука!
«ну здравствуй дружок, давненько мы с тобой по душам не общались. Чай уж и забыть успел как нам хорошо бывает вместе..»
«не нам, а тебе»-поправляет он на автомате, прекрасно понимая что ее эти замечания ни чуть не тревожат.
«Ну-ну лицо не прячь!, ты вед знаешь.. по глазам вижу, знаешь, не помогало раньше не поможет и сейчас. Подлец ты! А я ведь скучала, сильно скучала, знаешь какая это редкость встретить человека который так долго может пробыть с тобой..» «странно, а мне то казалось что это ты приходишь ко мне»- очередной его едкий выпад остался незамеченным.
«Это в конечном счете и не важно, мне всегда приятно быть с тобой, мы ведь уже столько знакомы, я даже и не припомню сколько лет назад мы познакомились…» теперь она будет говорить дооолго, теперь все в ее власти даже время, и каждая секунда словно подтверждает это кузнечным молотом отмеряя свой ход в его ушах. Он сменит позу несколько раз, пока обессилено не рухнет на ее колени самоубийственно поддавшись мучениям Ее прикосновений, а Она еще долго будет напевать ломаные ритмы своих терзающих колыбельных перебирая в своих куплетах все неприятные воспоминания его жизни, аккуратно соскребая с них тину раскаяния.
Так, подрагивая в Ее руках, от Ее пульсирующих прикосновений они и прекратят свое сегодняшнее общение.

Она оставит его засыпать в тревожном сне, под химическим кружевом обезболивающего, и уйдет с опасением не вернутся и желанием остаться навсегда.

Частая гостья, Моя Головная Боль.

Адресата уже нет, но подпись пусть останется прежней.